LEFT SIDEBAR PAGE

день этикета

Лучше поедем в метро или на автобусе. - Куда? - Вот именно, куда? В этом городе летом, по-моему, вдвое больше жителей, чем обычно. - И повсюду - жара невыносимая. Бедный мой Росс! С досады я обернулся. Сегодня меня уже второй раз назвали "бедным Россом". - Нельзя ли поехать в "Клойстерс", где выставлены ковры с единорогами? Я их никогда в жизни не видел. А ты? - И я не видела. Но музеи по вечерам закрыты. Для эмигрантов тоже. - Иногда мне все же надоедает быть эмигрантом, - сказал я, еще более раздосадованный. - Сегодня я, к примеру, весь день был эмигрантом. Сперва с Силверсом, потом с Каном. Как ты относишься к тому, чтобы побыть просто людьми? - Когда человеку не надо заботиться ни о своем пропитании, ни о крове, он перестает быть просто человеком, дорогой мой Руссо и Торо. Даже любовь ведет к катастрофам. [229] - В том случае, если ее воспринимают иначе, чем мы. - А как мы ее воспринимаем? - В общем плане. А не в частном. - Боже правый! - сказала Наташа. - Воспринимаем, как море. В целом. А не как отдельную волну. Ведь ты сама так думаешь? Или нет? - Я? - В голосе Наташи слышалось удивление. - Да, ты. Со всеми твоими многочисленными друзьями. Наступила краткая пауза. Потом она сказала: - Как по-твоему, рюмка водки меня не убьет? - Не убьет. Даже в этой душной дыре. Злясь без причины, я попросил у Меликова - сегодня дежурил он - бутылку водки и две рюмки. - Водку? В такую жару? - удивился Меликов. - Будет гроза. Парит ужасно.